Отчет Альберта Однокамушкина | Lithology.Ru - Литология.РФ :

Отчет Альберта Однокамушкина

Отчет Альберта Однокамушкина

В 2011 г. у Альберта Однокамушкина, младшего научного сотрудника Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН, заканчивалась трехлетняя тема. Это значило, что если он и дальше желает получать свой дармовой приварок из бюджета РФ – надобно своевременно сдать отчет по теме. Поскольку в Патентном бюро (где он тайно подрабатывал) платили мало, а Милена после рождения дочки вдруг сделалась ярой феминисткой и заявила мужу, что если уж он (неведомо как) сумел-таки настрогать ребенка – пусть и няньчится с ним, а она тоже человек и желает преподавать физику, – то этот приварок (ежемесячная Институтская зарплата, переводимая на пластиковую карту Севергазпрома) – был в семейке нужен позарез.

Это означало, что хочешь не хочешь, а отчет придется писать, несмотря на его, Однокамушкина, глубокое отвращение к этому занятию.

... Дочка мирно посапывала в своей кроватке. Однокамушкин взял в руки скрипку и стал тихо наигрывать любимую сонату Гайдна – это занятие у него всегда способствовало размышлениям.

В итоге размышлений само пришло и решение проблемы – простое, как Принцип Относительности, и вообще – как всё подлинно фундаментальное.

«На фига я буду заново сочинять какой-то отчет? – радостно подумал Однокамушкин. – Когда я могу просто переписать свою статью из «Аннален дер Фюзик унд Хеми»! Во-первых, не надо ничего придумывать (с этой бесконечной стиркой пеленок я уже ни к какой интеллектуальной работе положительно не способен!), а, во-вторых, – статья-то опубликована в зарубежном журнале, а это нынче высоко ценится, и при начислении ПРНД – мне за нее еще добавят баллов!».

Он сел за компутер, быстро перевел ПДФ-файл статьи в ВОРДовский текст, сваял Титульный лист (каковой должен был подписать директор Института), сочинил Реферат, без труда создал Список исполнителей (исполнителем был он один), позвонил своей бывшей лаборантке Наташе Карасевой из планового отдела, чтобы узнать, сколько рублей израсходовал на его тему Госбюджет РФ, ловко заполнил (гордясь своим искусством) обе стороны Информационной карты (благо было, откуда списать – поделилась Бюрократическим секретом Ученая секретарша) – и наконец, включил вожделенную опцию «Печать».

Лазерный принтер издал довольное урчание, и не прошло и пяти минут, как отчет Однокамушкина был напечатан в требуемых 3-х (трех) экземплярах. В отчете было ровно 30 страниц – как и в статье.

Все-таки это прекрасно, что сейчас не 1905 год, – подумал Однокамушкин. – Ведь тогда, вследствие крайней нищеты, у меня даже пишущей машинки Ундервуд не было бы – и пришлось бы заново перекатывать статью стальным пером, макая его в чернильницу, да еще мучиться, размечая нижние и верхние индексы в формулах».

На другой день Однокамушкин явился в Институт и вручил свой опус Нормоконтролёру – доктору геолого-минералогических наук Владимиру Крабову. Крабов был не просто физиком по образованию – он был по совместительству профессором университета и читал курс физики студентам. А поскольку занятия Точными Науками развивают в человеке любовь к Следованию Инструкциям, то начальство поручило именно ему – неблагодарную работу Нормоконтролёра сдаваемых сотрудниками отчетов.

Что касаемо инструкций, то они имелись под рукой – это был напечатанный отдельной брошюрой в 2005 г. (через 100 лет после создания Теории относительности!) СТАНДАРТ: «Порядок утверждения, регистрации и учета темы научно-исследовательских работ. Структура, правила оформления и представления отчета. СТП ИГ Коми НЦ 3472.1 – 2005».

В отличие от давно устаревшей Теории относительности, в СТАНДАРТЕ ничего относительного не было: всё в нем было абсолютным и подлежащим неукоснительному исполнению.

Задача Нормоконтролёра была простой: сверить оформление отчета со СТАНДАРТОМ (содержание отчета его не касалось – это было делом рецензентов), выявить отклонения – и (при необходимости) принудить автора эти отклонения устранить.

Нормоконтролёр В. И. Крабов стал перелистывать опус Однокамушкина. По мере этого процесса, лицо его все больше мрачнело.

– Мы спросим: почему? Может быть, отчет Однокамушкина был плохим?

– Нет, отчет не был плохим... Он был просто ужасным!

Ибо то, что ему вручил Однокамушкин – вообще не лезло ни в какие ворота! Таких чудовищных документов, с нарушением ВСЕХ НОРМ И ПРАВИЛ – Крабову вообще не случалось держать в руках.

Глубоко вздохнув (ибо на самом деле, Крабов испытывал к Однокамушкину симпатию, полагая, что он, в сущности, не самый тупой малый, и мог бы – при надлежащем прилежании – достичь большего в этом Институте), Крабов взял чистый лист и стал писать Замечания Нормоконтролёра.

Их набралось, быть может, и не так много (поскольку Крабов решил пренебречь дюжиной мелких замечаний) – но и оставшихся было более чем достаточно для бедного Однокамушкина.

1. Титульный лист. Однокамушкин подписал его синей пастой (вместо положенной по СТАНДАРТУ черной), что было Очень Грубым Нарушением.

2. Реферат. Однокамушкин напечатал Реферат на листе с четвертью, тогда как в п. 10.3. Стандарта сказано ясно: «Реферат печатается на одном листе <   >».

Автор набрал Ключевые слова строчными буквами, тогда как в п. 10.3.2. Стандарта сказано: «Ключевые слова <   > печатаются прописными буквами <   >».

В основном тексте реферата Однокамушкин ни словом не обмолвился о том, является ли данный отчет – Отчетом по этапу темы, или же ее завершением – Заключительным отчетом.

Кроме того, в реферате отсутствовали пункты:

– цель работы;

– методы исследования;

– рекомендации по использованию результатов НИР или итоги уже использованных результатов;

– возможность приложения в смежных областях науки;

– экономическая эффективность или научная значимость работы.

3. Введение (Einleitung). Однокамушкин даже не заикнулся о Состоянии разработки проблемы к началу исследований. Читатель может, чего доброго, вообразить, что до работы автора этой проблемой вообще никто не занимался. Какое самомнение!

4. Структура отчета. Спрашивается, зачем автору понадобилось эти жалких 30 страничек (из которых половина приходится на недопустимо крупно напечатанные формулы, притом набранные в совершенно нестандартном редакторе) – делить еще на две части: Kinematischer Teil и Elektrodynamischer Teil, в каждой по 5 параграфов (кстати, и само обозначение § Стандартом не предусмотрено!). Следует убрать эти нелепые части (которые были бы уместны, если бы Отчет был представлен в двух Книгах), и занумеровать параграфы просто – от 1 до 10.

5. Ну и, как говорят англичане – Last but not least (последнее по счету, но не по важности) – это нечто совершенно скандальное... В Отчете Однокамушкина – отсутствовал Список использованных источников!!

В самом деле: во Введении упоминалась электродинамика Максвелла, а в параграфах 6 и 9 – уравнения Максвелла-Герца для пустого пространства и конвекционных потоков (§ 6. Transformation der Maxwell-Hertzschen Gleichungen für den leeren Raum; § 9. Transformation der Maxwellschen Gleichungen mit Berücksichtigung der Konvektionsströme); в параграфе 7 – эффект Доплера (§ 7. Dopplersches Prinzip und Aberration); в параграфе 9 глухо упомянуто об «электродинамике Лоренца» – но НИКАКИХ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ ССЫЛОК на вышеупомянутых авторов в отчете нет!

При этом примечательно, что ни на кого не ссылаясь, Однокамушкин вдруг в конце отчета выражает благодарность «за ряд ценных указаний» своему «другу и коллеге М. Бессо»: «Zum Schlusse bemerke ich, daß mir beim Arbeiten an dem hier behandelten Probleme mein Freund und Kollege M. Besso treu zur Seite stand und daß ich demselben manche wertvolle Anregung verdanke».

Во-первых, никакие благодарности Стандартом не предусмотрены; во-вторых, хотелось бы знать – что это за «ценные указания» (wertvolle Anregung)? И если они действительно ценные – то не следовало ли включить «верного помощника» М. Бессо (treu zur Seite stand) в Список исполнителей?

Вывод однозначный: ввиду множества грубых нарушений, Отчет Альберта Однокамушкина должен быть безоговорочно отклонен, что создает для Института геологии тяжелую проблему списания затраченных бюджетных средств.

Также очевидно, что доверять Альберту Однокамушкину продолжение этих исследований нет никакого смысла, так что ему рекомендуется заняться поисками работы в другом учреждении.